История Киева в фотографиях - видео, фото

ВОРОВСКОГО, 27 (бывшая Бульварно-Кудрявская, 25)

из книги "Особняки Киева" перевод с украинского



ВОРОВСКОГО, 27 (бывшая Бульварно-Кудрявская, 25)

Усадьба площадью 3280 кв. саж. (1,5 га) в начале 70-х годов XIX ст. принадлежала семье Сетгофер. По купчей от 28 августа 1872 г. Елена Львовна Сетгофер продала усадьбу княгине Софии Кудашевой. Тогда же князь Александр Сергеевич Кудашев, по доверенности своей жены, заложил усадьбу в киевском обществе взаимного кредита. В то время в усадьбе располагался двухэтажный каменный с подвальным этажом дом.

На первом этаже было 9 комнат, коридор, разделенный стеклянными дверьми на две половины, большой парадная прихожая, откуда на второй этаж вела дубовая лестница, а также две малые прихожие - в одной из них была вторая деревянная лестница на верхний и в подвальный этажи. Пол в семи комнатах и парадном холле - из дубового паркета. На втором этаже - 8 комнат, в одной из них встроена лестница в комнатку в мезонине. В подвальном этаже - 2 кухни, комната для стирки, две кладовки и погреб. Во всем доме - 52 окна, на больших окнах на первом и втором этажах есть внутренние лакированные дубовые ставни. Дверей всего - 43, из них - 4 дубовые лакированные. Обогревали большой особняк 16 печек и три камина.
В усадьбе стояло также каменное сооружение, в описании 1872 г. названная как "прусская стена". Там размещались сарай для экипажей, конюшня на шесть лошадей, два сарая для дров, коровник на три стойла.

Сад тянулся на 2900 кв. саж. (1,3 га), где росло около 220 фруктовых деревьев, которые плодоносили, а также разные кусты и другие деревья.
Такое себе самостоятельное имение в городе!
Составляя описание всего имущества, кредитное общество подчеркивало, что это имущество может сдаваться с выгодой лишь богатому семейству, которое в состоянии заплатить за год 4500 руб., а отдав на ремонт, страхование и т.п. 900 руб., чистая прибыль определили в 3600 руб. Князю Кудашеву открыли кредит на 25 тыс. руб., а 1875 г. он оплатил весь долг кредитному обществу и выбыл из его членов.

Князь Александр Сергеевич Кудашев был директором Земельного и Частного коммерческого банков Киева, умер от чахотки 5 сентября 1877 p., похоронили его на кладбище церкви Скорбной Божьей Матери, то есть Сретенской.
29 января 1877 г. газета "Киевлянин" сообщала, что эта усадьба продается. Вскоре ее приобрел инженер путей сообщения барон Рудольф Васильевич Штейнгейль (1841 - 1892), уроженец г. Ревеля (ныне - Таллинн).

Его предок, генерал Штейнгейль, был при Екатерине І выходцем из Германии, а герб Штейнгейль (точнее, Штайнгайль, хотя в России, где никогда не затрудняли себя точным воспроизведением иноязычных слов и фамилий, писали временами Штейнгель и Штенгель), баронов Римской империи, красовался в таллинском Риттер Хаузе и в Доме на Вышгороде. Отец Рудольфа, Вильгельм (Василий), помещик Эстляндской губернии (Эстонии), был военным, женат на баронессе Паулине фон Шиллинг.

Отличное и по-немецки методичное домашнее воспитание позволило Рудольфу Штейнгейлю уже в двадцать лет закончить первым Институт инженеров путей сообщения и быть занесенным на мраморную доску почета в актовом зале Института.

С начала службы в московском округе путей сообщения Р. В. Штейнгейль отличился блестящими инженерными способностями на сооружении шоссейных путей, а со временем - железных дорог, мостов по всей европейской части Российской империи. 1872 p., пользуясь доверием и авторитетом у министра путей сообщения графа О. П. Бобринского, получил концессию на сооружение очень важной и выгодной Ростово-Владикавказской железной дороги с Новороссийским портом и железнодорожной веткой. Г. Штейнгейль создал акционерное общество, руководил работами. Как пишет в воспоминаниях известный государственный деятель старой России, по собственному опыту также хорошо разбирающийся в железнодорожных делах, граф С Ю. Виттэ, эта концессия досталась Р. Штейнгейлю путём придворных интриг, как "маленькому железнодорожному королю", и " таким образом инженер Штенгель построил эту железную дорогу, нажив при этом большое богатство (не миллионы, но несколько сот тысяч рублей)".

По окончании работ Рудольф Васильевич был избран главой правления Общества пожизненно, а зал заседаний Общества был украшен его портретом. По проекту Р. Штейнгейля был проложен водопровод во Владикавказе. 1880 г. он приобрел неподалеку от Армавира почти 6 тыс. дес. земли, близ станции Кубанская, где обзавелся образцовым хозяйством "Хуторок" с винодельческим заводом и фермой, откуда каждый год поставлял Петербургу до 10 тыс. голов скота. Г. Штейнгейль впервые ввел рациональное виноделие на Кубани. Как всесторонне одаренный, талантливый инженер, барон Р. Штейнгейль оборудовал свое имение ветреными двигателями, занимался центробежными насосами, хлеботорговлей, издавал свои работы в этих областях.

Из архивного дела узнаем, что 9 июля 1877 г. Максим Васильевич Штейнгейль, по доверенности брата, инженера путей сообщения, статского советника барона Рудольфа Васильевича Штейнгейля, обратился к Киевской городской управе за разрешением на пристройку к дому на усадьбе, приобретенной братом у княгини Кудашевой. К этому добавлялся проект, составленный архитектором В. Николаевым. Последний дал также подписку о надзоре и руководстве строительными роботами. Однако через две недели Николаев подал заявление о прекращении надзора, и за это дело взялся академик архитектуры В. Сичугов. ( Кстати, автор проекта чугунного креста и ограды на могиле Т. Г. Шевченко в Каневе). Таким образом, перестройка и новая передняя ("лицевая пристройка") были построены хоть и за проектом Николаева, но с существенными изменениями, особенно в деталях. Уже 16 февраля 1879 г. В. Сичугов просил снять с него обязанности надзора в связи с завершением работ. Особняк приобрел окончательный вид.

Это был большой господский дом-особняк, почти замок в псевдоготическом стиле. Передний фасад выходил на Бульварно-Кудрявскую улицу, вдоль которой тянулся решетчатый забор, с краеугольными по границе усадьбы башенками и сторожкой садовника возле ворот.

Как видно на старых фотографиях, особняк в самом деле имел вид романтического замка с такой, видимо, милой немецкому сердцу готикой.
Вскоре по окончании благоустройства и меблирования особняка, был заказан альбом фотографий, которые увековечили экстерьеры, панорамы окружающей среды и интерьеры семейного имения просто посреди Киева.

От ворот широкий дугообразный подъезд вел под тяжелое каменное крыльцо-террасу. На углу высилась башня, где, за древним рыцарским обычаем, должен был развеваться флаг в честь присутствия в замке хозяина. Вместо карнизов фасады опоясывались зубцами, как в замке, а окна и двери украшены характерными, заимствованными из английской "тюдорской" готики, сандриками.

Металлическая ограда лоджии с витражами до сих пор хранит в Готическом узоре инициалы четы Штейнгейлей - Рудольфа ("RS") и Марии ("MS").
Из окон, балконов и террас особняка-замка свободно открывались панорамы: на долину Афанасиевского оврага и застройку Фундуклеевской улицы, где над крышами высились купола Владимирского собора; на долинуреки Лыбедь; "железную" Златоустовскую церковь на Галицкой площади; на такое же готическое здание железнодорожного вокзала; на железнодорожные мастерские и колеи, которые так много значили в судьбе барона Рудольфа; на громаду Владимирского кадетского корпуса на отороченном пирамидальными тополями Кадетском шоссе; на тогда еще голую Обсерваторную гору, где немалый кусок земли с садом также принадлежал Штейнгейлю.

А рядом, возле подножия особняка раскинулся живописный "английский" парк-сад с дорожками, аллеями, клумбами, рабатками, фонтаном, беседками, мостиками, перголой и прудом с черными лебедями.
Позади особняка, на хозяйственном дворе высился трехэтажный корпус служб, соединённый с основным объемом переходом.

В службах на первом этаже были конюшни, экипажные, выше обитала многочисленная прислуга этого роскошного имения, более похожего, повторим, на загородную резиденцию, чем на усадьбу в городе.
Интерьеры особняка были декорированы в стиле неоренесанс, который как раз входил в моду. Художественная лепнина стен и потолков отличалась тщательностью выполнения. Украшением помещений были также камины, облицованные полихромным кафелем и резным белым мрамором. Перила парадной лестницы были из кованого металла и чугунного литья - и это сохранилось.

Старые фотографии дают представление про белое меблирование салона-гостинной, кстати, эдентичное с интерьерами особняка Н. Терещенко на бульваре Т. Шевченко, 12 (см.).
Традиционно Штейнгейли занимались благотворительностью: за их счет было оборудовано отдельное отделение в университетской клинике - "имени барона Р. В. Штейнгейля", а на пожертвования супруги, баронессы Марии Федоровны Штейнгейль была заново отсроена приходская Сретенская церковь, неподалеку от Львовской площади (разрушена в 1930-х гг.).
Осенью 1890 г. умерла баронесса М. Ф. Штейнгейль, из дома Каменская. 2 ноября 1890 г. Её похоронили на Аскольдовой могиле.

А через два года, 20 ноября 1892 г. внезапно умер и барон Рудольф Васильевич Штейнгейль. Его как лютеранина отпели в лютеранской евангелической кирхе св. Екатерины и похоронили возле жены на Аскольдовой могиле. Со временем там образовался семейный некрополь, архитектурно сформированный архитектором В. Городецким.
В помещенном в газете "Киевлянин" некрологе отмечалось, что барон Р. Штейнгейль с блеском закончил курс в Институте инженеров путей сообщения, 25 лет принимал участие в сооружении железных дорог. Особенно подчеркивалось, что "роскошная его усадьба на Бульварно-Кудрявской улице известная всем киевлянам", и что " в Киеве умерший бывал только иногда, проводя большую часть времени в Петербурге и в других местах, куда его звали дела".

Со временем усадьба становилась все менее интересной для семьи, прежде всего, из-за стоимости содержания. 18 октября 1897 г. "Киевлянин" дал объявление,что по ул. Бульварно-Кудрявской, 27 и особняку сдаются две господские квартиры по десять комнат, большой сад и все службы.

Адресный справочник за 1900 г. указывает, что по этому адресу жили сыновья барона Р. В. Штейнгейля: Иван, Владимир, Сергей и Федор, им принадлежал также большой сад напротив - на Бульварно-Кудрявской, 22.

Воспринимая Украину как свою вторую родину, Штейн-Гейли искренне проникались украинскими делами и жизнью украинского народа. Так, барон Федор Рудольфович Штейнгейль, владелец больших земельных имений на Волыни, основал в г. Городке краеведческий музей с ценными археологическими, историческими и этнографическими коллекциями из Волыни. Выпускник университета св. Владимира в достаточно зрелом, как для студента, возрасте - 32 года (1902), был избран 1906 г. депутатом 1-ой государственной думы от г. Киева, был членом партии постепеновцев, товарищем (заместителем) главы Украинского научного общества в Киеве. Сохранилось архивное дело, из которого видно, что 1911 г. барон Ф. Р. Штейнгейль обращался к директору киевской 5-ой гимназии относительно экзаменов, на свидетельство за три класса гимназии своего сына Владимира, что прежде чем пишет отец, "... учился дома вместе с братом своим Николаем. Перед самыми экзаменами сын мой Николай умер. Смерть брата оказала страшное впечатление на моего сына Владимира, теперь он остался один, без товарища. Я считаю, при настоящих обстоятельствах крайне вредным воспитывать его одного дома и решил отдать его в гимназию".
Причиной обращения именно к 5-ой гимназии, которая располагалась на Печерске (ул. Суворовская, 1), было и то, что барон Ф. Р. Штейнгейль жил тогда на Липках, по ул. Институтской, 34 (ныне - 14).

Но директор гимназии отказал, потому что в "...IV-ом классе предполагается 46 учеников, и потому совет не в праве хлопотать о принятии туда воспитанников свыше этого комплекта".
Во времена Гетьманата 1918 г. барон Ф. Р. Штейнгейль стал первым послом Украинского государства в Германии. Он не вернулся на Украину, пережил и Вторую мировую войну, умер в
Германии.

А судьба его сына Бориса сложилась трагически; 13 октября 1919 г. газета "Киевская жизнь" оповестила, что барон Борис Федорович Штейнгейль "замучен большевиками в Одессе".
Усадьбу на Бульварно-Кудрявской, 27 приобрел 1901 г. профессор медицины университета св. Владимира Михаил Никитович Лапинский. Он основал и оборудовал здесь физиотерапевтический санаторий с водолечением, светолечением, электротерапией - новейшими достижениями. Заведение действовало до 1919 г. Доктор медицины (1897 p.), заведующий кафедрой неврологии и психиатрии (19031918 pp.) университета св. Владимира, М. Лапинский закончил тот самый университет 1891 г., учился у профессора И. Сикорского, совершенствовался в Париже и Берлине; разработал учение о висцерорефлекторные патологии нервной системы. Его работы переведены на немецкий и французский языки. Г. Лапинский - один из основателей киевской неврологической школы.
Кроме сугубо медицинской, профессор М. Лапинский развил деятельную предпринимательскую деятельность в усадьбе: построил лечебный корпус, а со стороны Мало-Владимирской улицы (ныне - О. Гончара) возвёл многоэтажный прибыльный дом, по № 60 (1908 г.), дав архитектуре этого усадебного комплекса вид романтического готического замка - как перекликание с фасадами особняка.

С того времени в течение всего XX ст. в усадьбе размещались разные лечебные заведения: с 1924 г. - Всеукраинский государственный детский ортопедический институт с родовым отделением, где, кстати, 1926 г. родились и представительницы славных украинских семей: Татьяна Владимировна Симирепко-Торп (дочь профессора В. Л. Симиренко) и Екатерина Васильевна Кричевская-Росандич (дочь художников Василия Васильевича и Елены Евгениевны Кричевских, внука В. Г. Кричевского). Адресный справочник 1926 г. подает также: IV советский санаторий. От 1927 г. здесь действовал психоневрологический институт, в годы Второй мировой войны - госпиталь; после войны - снова санаторий, где в частности, на лечении находился украинский поэт Владимир Сосюра. От 1952 г. здесь функционирует Киевский научно-исследовательский институт ортопедии.
В 1976-1981 гг. древнейшую часть особняка, несмотря на протесты общественности, уничтожили, но удалось добиться сохранения "лицевой пристройки", реставрированной в 1980-х гг. по проекту архитектора В. Корнеевой. Однако сзади вырос неуместный, с композиционной точки зрения, многоэтажный лечебный корпус индустриальной архитектуры.
Не найдя соответствующего использования, "останки" старого особняка, хотя были намерения отдать его под музей, замечательные помещения сдали в аренду 1993 г. всемирноизвестному немецкому концерну "Сименс". А во втором дворе усадьбы остались романтичная башенка и детали отделки старой архитектуры.

Дмитрий Малаков, Ольга Друг

Перевод с украинского



Свадебнная фото видео съёмка 050-139-69-24


Создан 17 июл 2010



  Комментарии       
Всего 1, последний 1 год назад
zippo-1 13 июл 2015 ответить
Наверное красивый был киев в начале прошлого века...
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
free countersOld Kiev on YouTube

DSLR видеосъемка свадьбы Киев
видеосъемка Love Story


Алёшин